Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

Житие блаженного Сергия Покровского и вся Конюшен продюсера Свиножеппа юродивого Иванова ЖирПида Ч.1

Третьего дня, как водится, метнулся в Интернет освежить память об успехах ЖырПида в локальных схватках и эпических баталиях на войне "Свиножопп vs Реальный Мир".
И ведь точно помню, что был список побед просеров Свиножеппа, а найти не могу.
Но список этот категорически важен, поскольку зачастую к нам приходят интересующиеся люди и им надо помочь в формировании правдивого образа Продюсера Иванова.
Поэтому возникло предложение его возродить прямо тут путем внесения дополнений из комментов, желательно в хронологическом порядке, о чем прошу помощи достопочтенных анонов, калиброванных камрадов, патентованных подсвинков и мимокрокодилов.

Данную ветку предлагаю внести в закладки ваших браузеров. Труд будет затратным, займет не один день.

Collapse )

Житие блаженного Сергия Покровского и вся Конюшен продюсера Свиножеппа юродивого Иванова ЖирПида, Часть 2

Серя, все прочитал? Соси хуй, пидар жирный!

В жалостливых лапах.

Первого дня наш многосрадальный Фунтик в отсутствии пожалельной госпожи Ололеси в ленинском кепаре решил в очередной раз обслюнявить лицевой лобковой растительностью и окропить крокодиловыми свинослезами нашу кафедру.

Прочитав данное послание я лично плакал до трех раз взад назад и даже немного припустил с мякотью, чтобы хоть как-то поддержать нашего жирного дружочка.

Ведь его почти сразил ковид. Такие как он (кстати — какие? очевидно, бессмысленные жырные бездельники, беспрестанно поедающие хряпу из мисок) самая уязвимая категория лучших людей этой страны при Ковиде. Но глядя на эту никчемную бестолочь, даже Ковид сжалился и брезгливо отряхнув со своих отростков Серю попросил — «уберите ЭТО».

Раньше Серёж было двое. Серёжа и Серёга. А возможно даже Сергун. Вероятно Серый. Или даже Серенький. Его внутренний лучший друг. Смелый соратник. Беззапотный и искрометный продюсер продюсера. 

Но теперь, после выписанных таблеток, Серёжа снова одинок. А его альтер-эго куда-то делось, безвременно покинув своего камрада и оставив его наедине с джинсовыми ползунками, полным пампиком, мисочкой хряпы и образчиком башкирской поэзии. Это меня настолько прослезило, что я даже заметался в попытках заслать куда-нибудь донатов по факсу, но не нашел куда. Это очень кюхельбеккерно и тошно, надо вам сказать.

Collapse )

"Саловат Возращается" и "Пролетая кукухой над гнездом кукушки"

Предупреждение: вся информация взята из открытых источников: https://www.instagram.com/so.fiia8733.

После непродолжительного отдыха в комнате с мягкими стенами и лечебными клизмами с галоперидолом к нам приехал, к нам приехал Сергей Сергеич дорогой. Пока непонятно получил ли пациент просто доступ к Интернету или же был выгнан на мороз в связи с полным уничтожением складов с больничными припасами, но факт остаётся фактом...

Из первых же сообщений понятно, что полубашкирский ограниченно годный к войскам связи батыр запаса рвётся в бой и уже набирает армию бесплатных ноунейм бомжей для очередного крестового похода на Тинькова, Погрома и Мятежника Джека (ссылка на донаты в описании).

***

Так же был раскопан (и подверждён Серей) Инстаграм аккаунт его матери Софии Ярмулловны Ивановой (https://www.instagram.com/so.fiia8733). После прочтения инстаграмма паззл сложился — шиза Сери генетическая и передалась ему по наследству от его матери. 

"В дурдом хотели сдать"
"В дурдом хотели сдать"
Collapse )
  • whippin

COVID-19 -- дура и лгунья

"Я не чувствую вкуса и запаха. У меня тут кусок сала, но я не знаю, можно ли его есть"

Это говорит прямо на стриме известный мусульманин, человек в футболке с изображением Кадырова, самоназванный потомок Чингисхана и самопровозглашенный приверженец шариатского государства. А так же феминист 4-й волны, как и полагается каждому приверженцу шариата. Но мы-то с вами знаем, что это такая пост-ирония, пост-сарказм, пост-мета-модерн. Символизирует всю сложность и глубину продюсерской фигуры.

У продюсера отобрали ютуб, контакт и еще что-то-там, но в качестве компенсации выдали COVID-19 -- ну, не лишать же человека всего.

А между тем, COVID-19 -- дура и лгунья. Будет разьебан по-стариковски. Обоняние -- бог с ним, пусть только вкус вернет, а то тройные с салом и прочее хрючево не так радуют, как раньше. В такой стрессовый период хорошее хрючево крайне важно для поднятия боевого духа. Да и где это видано: тройной с салом без вкуса?!

В целом, победа не за горами. На днях, а может быть даже раньше.

Сергей Сергеевич и ковид.

Наш богатур похоже подхватил таки.
Грустно будет если коварная ковидла не даст молодому атланту продюссирования расправить могучие плечи. Собъет его ладную стройную карьеру на взлете.
Ну что же, будем держать пальцы, чтоб Серя не двинул кони. Хотя с другой стороны без статного башкира на плечах Олесе определенно будет легче дышаться.

cóvid-19 нащупывает новое дно.

Привет, придурки.
Прочитав, сообщите в комментариях.

- А и то эдак-то, хоть и взад-назад! - говорил живой журнал, обращаясь к сальным потрохам.
Ведь Корону-то, голубчик, между делом, да будет вам известно, продюсеривал сам Профессор Иванов, а талантливый изобретатель и конь-покойничек пан Боцык, сказывают, лишь синтезировал вирус под чутким руководством, когда в силостную яму с останками по оказии выплеснули лохань из-под тройных с салом с немытых больниц.

Тогда-то, батюшка, 40% кремьера Мишустинда ужо и было тотально истреблено ковидом-19, оставшаяся часть вато-укров из числа окорлороссиянских святейших нечестивцев трепетно и тщетно возлагала венки и надежды, и Тройной Курдюк Мессия восстал из навозной кучи увядшего зарева славной и здравой Рабсилы из-под коленочек, а заливные луга вновь затряс неистовый глас коня из могилы.

Мы ужо, батюшка, ели ковид-конину годами, пили рванину адского зарева, мы, очерствевши, глядели в равнину пучковской скатерти, мы, чьи души отданы паперти молодецких штанин, советских струбцин, назойливо пели вдаль и вдоль, столь ревниво, мы и наши матери.

Жирные сальные мухи кружили над брюхом упавших духом обглоданых лестниц, и конских кудесниц стройные руки ласкали сердца подлеца, без конца норовившего скушать отца.

Папа Гандоний слыл пропагандоном, матерным воем и скатертным звоном каксына топтал и мокал в перегное, конскими лаврами в баке сливном клеймил он говном, и в загривке свинном рисовал оплеуху, и муху навозную подле пивной на лиговке сытой прухи он беззастенчиво втаптывал в слой разрухи.

Питер горел как двести матросов, как 28 засосов в горло, немых вопросов, как сталь насосов немытых улиц, им стали окна избитых устриц, седых кустуриц ненужные капли сочли за радость сальную гадость, ступая на грабли.

И падал снег на прошлую горечь, и канул мех в отошедшую конскость, и в полночь пролежней встыла тонкость.

И мы глядели в лицо скелета, и мы узрели в нём цой поэта.

Но мы не ели, давно не ели.
То скажут ели, пушистых елей хмельные тени уж еле-еле чуть мажут берег цветных бумажек, а мы хотели от тьмы тех рашек накрыться чем-то, чтоб вскрылось венно.

Но скрылось лето, и хлынул сально поносный пепел гунявых ржаний.

В сусальных ставнях обрюзгшей жижы качались плавно моржи обжидищь.

Так говорил Жиротустра.

Их сливные качели уже не пели, а тонко стонали, как той морали пивные мочалки, всё той печали , что все качали, устав молчать.

Двулично тлели виолончели, друзей бойчее, звончее и ярче навряд ли феи незыблемой веры в российскую меру расисткий пряник любил бы жарче, чем в том апреле.
Высот тех берег в слюнявой куче кружился перед от случая к случаю и канючил.

Не обмелели ли реки ерунды? Секунды зла может подавили б рты свои?
Но нет.
Так же сквозь кусты я вижу жадность толпы, голодной злой ботвы, отрепье мира данного вами нам, зачем-то сквозь ржавость оно просачивается пополам сквозь хлам понятий, склад постбратвы воняет взятием мира и сирийской схожестью понятых.

Дни, данные Оллахом прений обсмердели трели и троли.
Сопели патрулей межскатертные роли.
Ядите нахуй, - пели тех огрех свиристели, кто ещё полз в направлении, отличном от всеобщей гангрены.

Дайте еды или яду.
Я бы на Берлин пошёл не глядя, как ваши деды, когда их, смакуя, жевали рты чекистов сплошные ряды, пожухлого бетона листы, нужды и вражды, глисты Фашингтона, личинки ООНа,
омона, и ты, человек из трущоб.
В пятёрочке выбил чек, ну а чё б.
Менты систем свистели и мстили нам вслед даже наших эмблем, сотканых ими же возле откликов той поры, где во рвы ихних схем затесалось хоть что-то отличное от гнойной яви режима нави.
Рабы немы.

Когда-нибудь сможем, подавив шталенские гробы, сказать во весь рост, как ранний Маяковский до саморасстрела:

- Этот мир слишком прост!
Дайте жирней и труднее дело.

И Гоблена тело выносят штабы под звон бокалов свинского смеха.
Утеха! Но мы, смех запивая свинской моралью, увы, понимая, срывая ставни того же свинского наста, мы, потомки той самой касты, братвы, куда как охотливей вплетаем себя в педерасты и прочие растры.

А Боцыка веха - лишь дань малодушью и всем нам отдушина, дырка в отчизне прорехов, порезов, политехов, уключин, мера бесснежия в трупе твоих эволюций зимнего эха.

Эх. и увы